НОВАЯ ВСТРЕЧА С ПРЕКРАСНЫМ

Шахматно-шашечный клуб
№7 (565)

Доктор психологии, гроссмейстер Николай КРОГИУС, Нью-Йорк, продолжает разговор об эстетике шахмат, начатый в предыдущем выпуске, РБ, 5.
* * *
Важным показателем красоты следует считать экономичность в использовании действующих сил и времени (количества ходов) исполнения операции. Этот эстетический принцип выражает требование использовать лишь необходимые, минимальные средства для достижения цели. Цель должна быть достигнута как можно скорее. Поэтому неприемлема игра на усложнение и внешние эффекты, когда ситуация может быть разрешена простыми и лаконичными средствами.
Образец из творчества Х.Капабланки.
Х.КАПАБЛАНКА – А ШРЕДЕР, Нью-Йорк, 1916
19.Кg5 h6 20.Фh7+ Крf8 21.Фh8+! Кре7 22.Фхg7 hg 23.Фхg5+ Крd6 24.Кре2 Лас8 25.Лс4 Крс6 26.Лhс1 Крb6 27.h4 Фигуры черных связаны, а белые тем временем форсируют продвижение крайней пешки. 27... f5 28.Фg7! Ле7 29.Фе5 Лс6 30.Лхс5!, черные сдались.
Все просто, понятно и красиво!
Эстетическая ценность проводимых в игре операций во многом зависит от противника. Для создания подлинных шедевров нужна напряженная борьба, а не «игра в одни ворота». Необходимо сильное и достойное сопротивление нападению. Партии, в которых допущены грубые ошибки, обычно не доставляют эстетического удовольствия.
А.Алехин писал: «Я был бы счастлив творить совсем один, без необходимости, как случается в партии, сообразовывать свой план с планом противника, чтобы достичь чего-нибудь, представляющего ценность. Ах, этот противник, этот навязанный вам сотрудник! Какое страдание (неведомое ни в какой другой области искусства или науки) чувствовать, что ваша мысль, ваша фантазия неотвратимо скованы в силу самой природы вещей, мыслью и фантазией другого, слишком часто посредственными и всегда глубоко различными от ваших!»
Слова Алехина справедливы, но изменить «саму природу игры» невозможно. Увы!
Гармония в шахматах – это такое взаимодействие фигур и пешек, которые не дублируют, а дополняют друг друга, от чего объединенная мощь взаимодействующих сил резко возрастает. Познакомимся с любопытным этюдом.
Г.ЗАХОДЯКИН, 1930. Белые: Кра2, Сf8, Ке5, пп.g5, g6. Черные: Крh8, Кf5, пп.f2, h7. Ход белых. Ничья. Решение таково: 1.g7+ Кхg7 (1...Крg8? 2.Кg4 ф1Ф 3.Кf6+ Крf7 4.g8ФХ) 2.Кf7+ Крg8 3.Сс5! f1Ф 4.Кh6+ Крh8 5.Сd6! Ничья. Диаграмма.
Замечательная позиция! Гармоничное расположение сил белых позволило им успешно противостоять формально подавляющему материальному перевесу противника.










Следующий пример из матча на первенство мира 1985 года.
А.КАРПОВ – Г.КАСПАРОВ, 16-я партия.
Пожертвовав пешку, черные заставили фигуры противника занять пассивные позиции. А силы черных расположены прекрасно – каждая из фигур, и особенно конь на д3, контролирует важные поля. Гармонично расположенные силы Каспарова наладили столь удачное взаимодействие, что кажется, у белых скоро иссякнут полезные ходы. 21.... g5! 22.Схd6 Фхd6 23.g3 Кd7! 24.Сg2 Фf6 25.а3 а5 26.аb аb 27.Фа2 Сg6 28.d6 g4 29.Фd2 Крg7 30.f3?! Фхd6 31.fg Фd4+ 32.Крh1 Кf6 33.Лf4 Ке4 34.Фхd3 Кf2+ 35.Лхf2 Схd3 36.Лfd2 Фе3 37.Лхd3 Лс1 38.Кb2 Фf2 39.Кd2 Лхd1+ 40.Кхd1 Ле1+, белые сдались.
Таковы вкратце основные признаки шахматной красоты. Конечно, было бы абсурдно представлять их изолированно друг от друга. Красота, как правило, основывается на совокупности рассмотренных признаков. И люди, занимающиеся шахматами, постоянно сталкиваются с воздействием эстетических элементов игры. Реакция на это воздействие индивидуальна, но на основании имеющихся данных можно говорить, что во многих случаях эстетическое восприятие способствует развитию творческих способностей человека, стимулирует поиск нового, нетривиального, помогает также освоить большую четкость в исполнении самых разнообразных дел и воспитывает чувство меры (избыточные защиты и атаки всем войском не нужны – неодходима достаточная масса сил). Думаю, четкость и лаконичность мысли у многих любителей шахмат возникли не без знакомства с красотами на 64 полях доски.
Отмечу еще один момент. Эстетические переживания зрителей на соревнованиях связаны с уникальной особенностью игры: в отличие от многих видов художественного творчества и трудовой деятельности любитель шахмат непосредственно присутствует при создании творческого продукта (партии) и в своеобразной форме соучаствует в творческих поисках с мастером. Наблюдая за ходом игры, зритель намечает свои пути и получает возможность сверить обоснованность собственных замыслов чуть ли не после каждого очередного хода. Одновременно он сопереживает играющим, в известной мере сопоставляя, а иногда и отождествляя себя с ними.
В дополнение к вышеизложенному (полный текст материала приведен в статье «ПЯТЬ ПРИЗНАКОВ КРАСОТЫ», ж-л «64», 7, 2003) хочу отметить следующее:
Заметный вклад в исследование эстетики шахмат внесли в разное время Эм.Ласкер, профессор А.Смирнов и немецкий шахматист ХIX века М.Ланге.
Особо хочу подчеркнуть, что красота в шахматах – это не только и не столько комбинации, жертвы и т.п., но и порой логичная стройность замыслов и их осуществление. Примеры тому – в партиях Капабланки, а в наше время – Карпова.


МУЗЫКА ... ВОЛШЕБСТВО ... ГАРМОНИЯ

Неоднократный чемпион Украины, гроссмейстер Семен БЕРЕНШТЕЙН, Германия, продолжает рассказ о творчестве выдающегося композитора, международного гроссмейстера Сергея ЮШКЕВИЧА, Харьков.
* * *
Как видим, и в классическом своем исполнении задачи Юшкевича – как на некоем эстетическом императиве – основаны на чудодейственном парадоксе межжанрового синтеза. Говоря о генезисе этого императива – этого основополагающего инварианта задачного творчества Сергея Юшкевича, следует отметить как субъективную, так и объективную составляющие закономерности его возникновения. Дело в том, что наличие в проблеме задачного финала всегда усиливает ее эстетическое воздействие, что является объективным фактором появления именно таких проблем. Вот одна из красивейших проблем на эту тему, автором которой как раз и является Сергей Юшкевич – признанный мэтр этого жанра шашечной композиции:
L’Effort, # 151, 1973
ВЫИГРЫШ Решение: 18, 23, 249, 41, 38, 3, 40, 5Х
Как неожиданно и в то же время как естественно захватывающее зрелище комбинационной игры в этой масштабной проблеме завершается совершенно невероятным финалом, включающим в себя уникальное заключение дамки и двух простых навесу. И таких проблем с задачными финалами в творчестве С. Юшкевича немало, как немало их и в творчестве других проблемистов. Но – и здесь я перехожу к субъективному фактору – лишь Сергею Юшкевичу, подошедшему к проблеме межжанрового синтеза с другой диаметрально противоположной стороны – со стороны задач, удалось благодаря его поразительной интуиции проникнуть в самую ее сердцевину, постичь ее парадоксальную – никакому рациональному анализу не доступную – природу и в открывшейся (как озарение!) художественно-механизменной парадигме найти – с блеском им в его феноменальной серии задач-шедевров воплощенное – ее ярчайшей оригинальности решение, суть которого я бы выразил так: межжанровый синтез – это триумф взаимотрансформационной логики, одухотворенной стихией гениального комбинационного воображения.
Но довольно о теории (“Суха теория, мой друг...” Гете. «Фауст»). Лучше посмотрим еще несколько жемчужин задачно-композиторской практики Сергея Юрьевича Юшкевича. Вот один из поэтичнейших образцов его несравненной творческой сокровищницы:
“ШАШЕЧНЫЙ МИР”, # 2, 1998
Решение: 8 (13:16 A), 36, 36:39, 23, 23:40.
A: (13:11), 20, 36, 36:13, 42, 42:20, 13:39, 39, 49.
Задача составлена 18.06.1997.
Запереть 1 Д + 2 П.
Какая воздушная архитектоника! Какое изысканное мастерство! Какой волшебный свет совершенства! Как будто перед тобой не создание ума, а
Природы совершенное творенье
Для совершенных вытканное глаз.
Н. Заболоцкий, «Лодейников»
И в этой магии света и совершенства мне чудятся проникновенные, неземные звуки «Лунной» сонаты, которую мне хоть и не привелось слышать в исполнении Сергея Юрьевича, но которую я так отчетливо слышу сквозь эту завораживающую партитуру сердца.
Музыка... Волшебство... Гармония... Вот самые точные определения творчества Сергея Юшкевича. Ведь сказал же поэт:
Мирозданье – лишь страсти разряды,
Человеческим сердцем накопленной.
Б.Пастернак, «Определение творчества»


comments (Total: 4)

Хочу высказаться сразу по двум статьям одновременно, во-первых, потому что оба они написаны настоящими мастерами своего дела, а во-вторых, посвящены по сути одной и той же теме - шахматно-шашечной эстетики. Красота - она и в Африке красота, она не только спасет мир, но и облагородит ее поклонников. Да здравствует Красота на все времена! Да здравствуют жрецы, несущие Красоту в массы! <br>

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Всё хорошо,но тема настолько важна и сложна, что требует более развернутого рассмотрения.<br>Будем ждать откликов!

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Николай Владимирович цитирует Ласкера: «На шахматной доске нет места лжи и лицемерию. Красота шахматной комбинации в том, что она всегда правдива» Однако никому еще не удалось объяснить: что такое правда (истина) в шахматах ? Определяя красоту через истину, а истину через красоту (что также не лишено смысла), попадаем в замкнутый круг, ничего не прибавляя к нашему знанию.<br>Не могу также вполне согласиться со следующим утверждением: “Если реализуемый замысел даже в частностях может быть опровергнут, то он превращается в блеф, игру на соблазн и ловушки. И к нему неприменимы признаки красоты” Это весьма спорно!<br>

edit_comment

your_name: subject: comment: *
Zamechatel'nyi material. Chitaetcia kak poema.<br>Thank you.

edit_comment

your_name: subject: comment: *

Наверх